Алгыш

Алгыш - дословно на тюркских языках "пожелание", как правило, с добрыми намерениями, "благопожелание".

Так называют практикуемое шаманами словесно-музыкальное обращение к Создателю, божествам и духам во время камлания - "хам алгыжы", по-тувински - "шаманский напев", "шаманская песня", "шаманский стих".

Алгышы всегда произносились импровизированно и конкретно – в зависимости от цели и жизненной ситуации. Мужчины-шаманы чаще прибегали именно к ним, как словесно оформленным обращениям к духам, в то время как женщины-шаманки чаще пели горлом хоомей. Но на практике и те, и другие сочетали бессловный хоомей со словесно насыщенным алгышем.

До 1929 г. в Туве никто не посягал на традиционную культуру – но с приходом коммунистов начались антирелигиозные гонения и физические репрессии, как против самих шаманов, так и всех их атрибутов – от оваа (насыпей из камней, алтарей) до песен-алгышей. Значительная часть носителей традиции была или убита, или сослана, или же выживала «под запретом».

Парадоксальным образом, именно в эти годы в Ленинградском Университете получил высшее филологическое образование здравствующий ныне шаман, имеющий титул «Мировое сокровище шаманизма», Монгуш Кенин-Лопсан, который в течение многих лет собирал тувинский фольклор, включая алгышы.


Опубликовать собранные тексты сразу по-тувински и по-русски самому Кенин-Лопсану удалось лишь в 1995 г.: кызыльское издательство «Новости Тувы» напечатало его антологию «Алгыши тувинских шаманов», дополненную этнографическими и мифологическими комментариями. Русские переводы, к сожалению, недостаточно отредактированы.

Читая тексты алгышей, нельзя забывать о том, что любой такой текст – лишь вариант импровизированной и спонтанной речи шамана.

Ведь задача алгыша не литературная и не художественная. Задача – вызвать конкретное изменение в жизни через камлание. Для достижения этого шаман сам должен настроиться на ритмы Вселенной и пропустить их через себя. Кроме того, он должен передать добрые энергии участвующим в ритуале людям. Таким образом, главной целью алгыша является не сообщение информации, истории или предания, и даже не только обращение к духам, но – трансформация, изменение сознания человека. Тексты - лишь один из инструментов для погружения в транс и дальнейшей работы.

Для того, чтобы петь алгыш, шаман должен иметь бубен с колотушкой. Если он не очень богатый, то в обязательном порядке всё же имел кузунгу - медное зеркало ручного литья из Китая. Без хомуса, без зеркала и без бубна ни один шаман не имел права вести камланье и, соответственно, слагать алгышы. Под звук бубна, хомуса или по гармоничным волнам медного зеркала в правой руке шаман находит мелодию и поёт свои алгышы.


По мнению Кенин-Лопсана, тексты алгышей тематически можно классифицировать по группам:

1 - родословная шамана. Это шаманы небесные, шаманы от духов земли, от рода злых духов, от рода албыс, и, наконец, потомственные шаманы. Если шаман помнит и поёт о девяти поколениях своего рода, он будет иметь самую добрую славу.

2 - мир шамана. Здесь три этапа составляют могучее единство: пролог камланья, возвеличивание шаманской деятельности, затем эпилог камланья.

3 - алгышы враждебных шаманов, "пожирающих" друг друга.

4 - алгышы, посвящённые планетам, звёздам Неба, растениям, горам, рекам Земли и страданиям, мучениям грешников Тёмного мира.

5 – алгышы, посвящённые диким животным, домашним животным, а также птицам.

6 – алгышы, посвящённые огню, звёздам Большой Медведицы, шаманскому дереву и родникам.

7 – алгышы, возвеличивающие силу и святость шаманских атрибутов, к которым относятся бубен, колотушка, головной убор, демир хомус - железный хомус, и зеркало.

8 – алгышы, посвящённые хамнын ээренниринге - духам самих шаманов и карачалдар ээренниринге - духам обычных людей. В старые времена каждый тувинец и каждый шаман знал, что имеет собственного духа, которого три раза в день кормил.

9 – алгышы, посвящённые людям. По содержанию они имеют различный характер, то есть одни посвящены диагностике болезней, другие - лечению больных, третьи - душе-суне живого и к душе-суне умершего.

10 – алгышы к детям, здоровым и больным, умершим и тем, кому ещё предстоит родиться.


И отдельно стоят алгышы, которые посвящены самым высоким горам и самой низкой котловине. Слабым местом переводов Кенин-Лопсана является недостаточное чувство русского языка

Существуют и высокопоэтичные переводы на русский язык древних тюркских (и тувинских) алгышей, сделанные современным русским поэтом Анатолием Преловским. Они частично опубликованы в книге «Шаманские песнопения сибирских тюрков». Записи 1878-92 гг.
События